Guskin's life

Из серии "Как я провёл этим утром"

Сегодня впервые села на Регламента (он же Гоша, он же Глаша — для своих).

Новинки

Подвеска Barlow — как ни странно, подвески с мишкой не было; теперь, вроде, мишек полный набор. Очередная нежность Krementz — двуцветная роза. Ослик Tortolani, в компанию других зверушек. Белые клипсы норвежской эмали. Сова Trifari. Серьги Barlow c бабочками, для коллекции. Удивительный дубовый листок — это Trifari, хотя выглядит нехарактерно; очень рада, что нашла такое. Элегантное сердечко Panetta. И розочка-малютка Trifari.

И ещё о толерантности

Интересная штука в греческом — рода. Их три, как и в русском. У меня сейчас совсем не большой словарный запас, но по ощущениям — много среднего рода, относительного того, что у нас. Есть мнение, что в греческом рода распределяются по "важности" объекта: от среднего к женскому и — самому главному! — мужскому, но пока я затрудняюсь сказать, есть ли под ним основания: объекты мужского рода мне не кажутся сверхъестественно важными.

Гораздо интереснее, что слова "девочка" (κορίτσι), как и "мальчик" (αγόρι) в греческом — среднего рода! Вот этого я вообще понять не могу, у меня рука не поднимается делать согласование в среднем роде. "Женщина" — как положено, женского. "Мужчина" — мужского. А эти что, не доросли? не протестированы? вырастет — само решит?

Прекрасный пример того, как даже самое базовое знание языка расширяет сознание.

Очень затянувшееся обновление фруктовых наклеек

Уж не знаю, почему... очень туго шла работа на этот раз. Однако обновление готово. В основном яблоки, но не только. Обмен тоже есть.

Как и с любой другой работой, иногда кажется, что это один сплошной гемор и непонятно, зачем нужно. Но разбирать новые наклейки — это частенько огромный кайф (если не одинаковые банановые!!!)

***

Кстати о литературе — вот новое стихотворение Елены Ладовской, совершенно замечательное. Не хочу потерять его где-то вконтактике, поэтому упру сюда целиком.

Посмотри, - говорит, - подними глаза на меня.
Без тебя, - говорит, - всё на свете, по ходу, фигня.
Без тебя на сердце скребутся шальные кошки.
Что ты хмуришься, взгляни на меня, моя крошка!

А сам весь такой подкачанный, загорелый.
Вполне себе мачо, и вроде не злой и смелый.
И что-то опять ей про: «Ты лучше всех на свете...»
И она вдруг думает: «Славные были б дети...»

Думает: «А что... Побыть для себя бы.
В конце концов, внутри такая же баба.»
Думает: «А, если бы, да кабы,
То на башке бы не змеи росли - грибы...»

И ещё думает: «Жизнь - премерзкая штука.»
Из прически выбивается одна гадюка.
Она заправляет её за ухо, как умеет.
И глядит на него. И он немедленно каменеет.

"Варианты ответов" на Бусти

Выложила ещё один рассказ на Бусти.

Этот рассказ для меня особенный, потому что некогда я принесла его Виктору Николаевичу Кречетову, уже после того, как перестала появляться в "Дерзании". И он сказал мне, что это настоящая литература, и он не понимает, откуда это у меня, потому что он меня не учил :). И это правда: он меня не учил, так как я занималась не у него, а в поэтической секции. Мнение Виктора Николаевича многое для меня значило, и до сих пор эта его оценка меня вдохновляет.

И тут случился очень интересный перехлёст, потому что я решила поискать что-то про Кречетова, чтобы понять, можно ли упомянуть его в таком контексте, и совершенно случайно нашла... саму себя. Оказывается, Виктор Николаевич посвящает мне несколько строк в своих мемуарах и даже приводит пару моих стихотворений (которые мне сейчас кажутся не особо удачными), а также называет меня человеком средних способностей. Ну раз так, я думаю, ему не будет неприятно, если он случайно наткнётся на этот пост, где я его упоминаю. В конце концов, он — часть моей жизни, так же как я — его.

Фига с дивана

Меня спрашивают друзья и знакомые, собираюсь ли идти голосовать в палатке.

Я сначала думала, они шутят. Отвечала, что планирую три раза сходить. Но оказывается, есть какая-то вялая дискуссия по этому вопросу и кто-то действительно мучается сомнениями, отрываться ли от дивана.

В общем, имею сообщить, что никто меня не заманит в этот балаган. Я не очень понимаю: идти — чтобы что? Чтобы показать в кармане фигу? Так я замечательно могу её показывать и с дивана. Никакого честного подсчёта голосов там принципиально не будет — да и, подозреваю, вообще никакого не будет.

Но если бы даже, допустим, мне бы не сиделось дома и очень хотелось сходить голоснуть — судя по сумасшедшей активности с заманиваем людей на голосование (все эти лотереи, насильственная регистрация бюджетников и т.п.), зачем-то они всё-таки хотят, чтобы я пришла. Сомневаюсь, что для "картинки с явкой" — явку они замечательно нарисуют и изобразят какую угодно. Может, просто чтобы сделать приятное дедуле. И для меня это стопроцентный и непробиваемый аргумент: однозначно никуда ходить не надо.

Голосование же это само по себе — унылое и ничего не значащее ничто. Как и все унылые и ничего не значащие "поправки".

Полем-полем-полем свежий ветер улетел

Наткнувшись на фамилию Газманова в новостях, ностальгически вздохнула: тот ли это Газманов, который когда-то, когда деревья были большими, пел про "Свежий ветер"? Никогда не забуду, как у папы в машине играла эта песня — допустим, не музыкальный шедевр, что уж там, но она была тогда важна и нужна. И вот теперь Газманов — доверенное лицо и прочее фуфуфу и, наверное, не любит вспоминать о начальном периоде своего творчества...

Но нет! Оказывается, он вполне себе прыгает под эту песню на концертах!

Вспомнилось, как спросила однажды у папы, выбросил ли он комсомольский билет. "Ты что, — сказал папа, — ни в коем случае! Когда всё вернётся, скажу, у сердца хранил!"

И все, кто это слышал, засмеялись. Было начало 90-х и, конечно, всё вернуться никак не могло.

Свиридов, Вальс из музыкальных иллюстраций к повести Пушкина "Метель"

В такую погоду — самое то.

Из серии "Как я провёл этим утром"

Нарвала клёна для попиков. Листья такие нежные, что увяли за полчаса, пока везла их домой. И руки потом долго пахли клёном.