Guskin's life

Алексей Рыбников, «Я тебя никогда не забуду» из рок-оперы «Юнона и Авось»

Сегодня год, как не стало Белочки.

Поролон и ностальгия

Я притащила в город кое-какие детские игрушки — к сожалению, очень немного, вот знать бы, как я буду их жалеть, спасла бы побольше. Игрушек в моём детстве было далеко не столько, сколько в нынешние времена, и каждая их них что-то значила. Среди "сохранёнок" — три зверика из плотного поролона (?), судя по всему, прибалтийские (дефицит!!!). Они всегда были хрупковаты, играть с ними надо было осторожно — что видно по неоднократно клеенным деталям )). Недавно я обнаружила, что ручка у обезьянки разрушается. Поролон высох и выкрашивается изнутри, точнее, выпыливается... в общем, процесс явно необратим, и это меня очень огорчило.

Поторопилась их зафоткать, моих детских друзей, которые состарились раньше меня. Лошадка, видно, потёртая, но не поломанная — единственная из трёх. У неё есть проблема: она не стоит на ногах, её надо к чему-нибудь прислонять; видимо, это и обеспечило ей относительную сохранность, так как я с ней меньше играла. Обезьянке клеили ручку (кстати, именно ту, которая теперь разваливается). А верблюжонка я особенно любила и в знак особой приязни расчирикала его ручкой.

Начало второго альбома. "Пейзажи".

Итак, спустя месяц-другой я перешла ко второй неделе обучения из шести. И сразу поняла, что эта неделя у меня надолго...

Ещё под катом.

Начало второго альбома. "Натюрморты".

Продолжаю учиться рисовать за 6 недель по книге Баррингтона Барбера.

Тут плохо получилась доска.

Это просто упражнение; выкладываю на память, потому что я с ним аццки задолбалась. Оказалось, очень сложно нарисовать кастрюлю :(

Ещё под катом.

Из серии "Как я провёл этим утром"

Сегодня впервые села на Регламента (он же Гоша, он же Глаша — для своих).

"Варианты ответов" на Бусти

Выложила ещё один рассказ на Бусти.

Этот рассказ для меня особенный, потому что некогда я принесла его Виктору Николаевичу Кречетову, уже после того, как перестала появляться в "Дерзании". И он сказал мне, что это настоящая литература, и он не понимает, откуда это у меня, потому что он меня не учил :). И это правда: он меня не учил, так как я занималась не у него, а в поэтической секции. Мнение Виктора Николаевича многое для меня значило, и до сих пор эта его оценка меня вдохновляет.

И тут случился очень интересный перехлёст, потому что я решила поискать что-то про Кречетова, чтобы понять, можно ли упомянуть его в таком контексте, и совершенно случайно нашла... саму себя. Оказывается, Виктор Николаевич посвящает мне несколько строк в своих мемуарах и даже приводит пару моих стихотворений (которые мне сейчас кажутся не особо удачными), а также называет меня человеком средних способностей. Ну раз так, я думаю, ему не будет неприятно, если он случайно наткнётся на этот пост, где я его упоминаю. В конце концов, он — часть моей жизни, так же как я — его.

Свиридов, Вальс из музыкальных иллюстраций к повести Пушкина "Метель"

В такую погоду — самое то.

Из серии "Как я провёл этим утром"

Нарвала клёна для попиков. Листья такие нежные, что увяли за полчаса, пока везла их домой. И руки потом долго пахли клёном.

Из серии "Как я провёл этим утром"

Новые совушки

Накопилось несколько новых сов, которых я долго не показывала.

Рекордсменка по миниатюрности, подарок Юли. Совершенно крошечная — предполагается, чтобы носить в кошельке и приманивать удачу (и деньги, наверное?).

Подарок Саши. Это... мыло. Не знаю, как его хранить, надо бы подобрать какую-то витринную коробочку.

У этой совы, кстати, есть подружка :).

Брошка — мамин подарок. Что интересно, сделана под Napier.

Это было просто. А теперь будет сложно.

Ещё одна брошка — подарок папы. Последний. Он не смог вручить мне её — приберегал на Новый год, до которого не дожил. Очень красивая брошка, с моими любимыми сине-зелёными эмалями, да и вообще сделана со вкусом. Он должен был подарить мне эту брошку. Сам. Он планировал это сделать. Я представляю себе, как бы это могло быть.

И ещё совушки от папы — этих он хотел отдать мне на День рождения, но забыл дома, так что я их получила тоже на Новый год. Это маленькие горшочки, в которые мне пока нечего было посадить, поэтому старшая совушка держит растушёвки. И я уже придумала, как их использовать, решила, что и как посажу, но сейчас достала для фотографирования — и поняла, что вряд ли смогу. Если бы папа был жив — я бы посадила в эти горшочки растения, и он радовался бы, что подарок пригодился. Но теперь... как я смогу взять и насыпать в них земли, поставить на поддон, запачкать и испортить? Похоже, что нет, работать эти совушки не будут. Максимум — держать растушёвки.

И каждый день напоминать мне о папе. Какой он у меня был.